К выходу в эфир готовится новый украинский сериал «Останній Москаль»

03.04.2015
На украинских телеэкранах скоро выйдет сериал от телекомпании 1+1, повествующий о приключениях москвича на просторах Закарпатья.

У Московского Театра на Таганке новый директор – известная актриса

01.04.2015
Ирина Апексимова стала преемницей известного театрального деятеля России Владимира Флейшера, возглавив Московский Театр на Таганке.

«Оппозиционный блок» саботирует введение запрета на российские сериалы

30.03.2015
Депутаты Верховной Рады, голосовавшие за введение закона о запрете некоторых российских сериалов, обозвали членов «Оппозиционного блока» "издевателями" над украинским народом.

«32. Полет нормальный»

Январь, 2004 г.

Спектакли с участием Виталия Линецкого собирают аншлаги. Прорваться на некоторые постановки мне не удалось даже с журналистской «корочкой». Это подстегнуло мой интерес, и я начала ходить на все, где играет Виталий, посещая два-три спектакля в неделю. Жирным восклицательным знаком в моем решении встретиться с актером стал Павлик Володин из «Мелкого беса», который плакал сам и заставлял плакать добрую половину зала. Плакать. Думать. Верить.

Если бы во время интервью на моем месте оказался кто-нибудь другой, я бы здорово позавидовала этому человеку: общение с Виталием Линецким — удовольствие неописуемое. За час беседы с ним я прожила несколько маленьких жизней: перед глазами пронеслись с десяток спектаклей. Я увидела комедию и трагедию, фарс, драму, буффонаду, лирический театр одного актера и добрый стеб... Он говорил и молчал, выдерживал паузы и смеялся, пел и играл интонациями, шутил, задумывался, грустил. И все это время меня не покидало ощущение невозможности провести черту между Линецким — актером и Линецким — человеком. А может, ее и нет вовсе, этой грани, — такая вот цельная он натура...

Актерство
Виталий, скажи, когда ты почувствовал, что в тебе родился актер?
Актерство мое началось в кружке Дворца пионеров. Занятия там давали некоторое послабление в дисциплине: меня отпускали с уроков — защищать честь школы на конкурсах чтецов. Скорее с нежелания учиться все и началось. «А что, — думаю, — память хорошая, стихи учу быстро, с выражением декламирую». Меня с детства родители на стульчик ставили.

И как на стульчике-то?
Нормально. Взбирался туда с удовольствием. Тем более что «шел на дело» после старшего брата. Публика была, так сказать, разогрета, и меня принимали «на ура».

Свою первую роль помнишь?
Серьезную? Наверное, в дипломном спектакле в институте. Я играл Стецька в «Сватаннi на Гончарiвцi». Вот это была роль! Студенческие постановки в то время собирали аншлаги. Это сейчас никто не ходит смотреть дипломные работы, а тогда билеты — нарасхват, свои поклонники даже были.

Да ведь и сейчас у Виталия Линецкого есть свои постоянные зрители.
Есть, ходят из сезона в сезон, смотрят все спектакли с моим участием.

Тебя это радует?
(Улыбается.) Приятно, конечно.

Кто из великих актеров оказал на тебя влияние?
Есть десяток артистов, на игру которых смотрел и старался понять, как они это делают. Андрей Миронов, Олег Даль, Ростислав Плятт... Но я никогда не создавал кумиров. Работаю — как чувствую, как МНЕ кажется и, по большому счету, ни под чье влияние никогда не попадал.

В спектакле «Так закончилось лето» ты произносишь фразу «Да я же заправский сердцеед!». Как сам определяешь свое актерское амплуа?
Мне интересны любые роли: и комедийные, и трагические. Играю Яго, Павлика Володина в «Мелком бесе» и чистую комедию — Николо Макиавелли, чтобы так — ах! Могу играть все. Склоняюсь к универсализму.

А для души?
Главную роль в «Морфии» Булгакова сыграл. Спектакль номинировался на «Пектораль». Вот это для души...
Человеческая судьба должна трогать...

Виталий, как определяешь, подходит ли тебе роль?
Любою роль проживаю или, по крайней мере, стараюсь проживать так, чтобы это чувствовал не только я, но и люди в зале, которые вместе со мной и плачут, и смеются... Это очень сложно — играть в сотый раз, в сто пятидесятый, говорить одно и то же: «Мама!», «Мама», «Мама!», — и плакать... Это непросто, но такова моя работа...

На горло собственной песне часто приходится наступать?
Ох, я ненавижу это! Безумно тяжело. Пару раз — да, приходилось, и то — не наступать, а прижимать чуть-чуть горлышко себе... Нет, не могу я с собой так, я тогда быстро погибну, весь сам на себя израсходуюсь.

Внешность аристократа помогает тебе играть роли определенного характера или мешает?
У меня аристократическая внешность?! Правда? (Хохочет.) Только получается, что маргиналов разных играю, вроде Павлика Володина из «Мелкого беса», а вот в украинские фильмы не берут меня сниматься. Думаю, на роль польского шляхтича я бы подошел еще как — вот же он, посмотрите, вылитый шляхтич! Так нет же (смеется). На самом деле я жду своей роли. Из уже сыгранных, безусловно, есть роли-ступеньки, по которым шагаешь, растешь. Я стараюсь выглядеть достойно на сцене: есть за плечами некий опыт — восемь-девять главных ролей и в кино, и в театре. После окончания театрального играл в Ивано-Франковске, потом вернулся в Киев, два сезона — в ТЮЗе на Липках, но ничего глобального не было. Возможность поработать появилась уже в Театре драмы и комедии на Левом берегу. Скоро десять лет, как я здесь, и это уже срок! Но я считаю, в жизни надо двигаться, менять что-то, не засиживаться.

Виталий Линецкий: »32. Полет нормальный« (фото 1) Виталий Линецкий: »32. Полет нормальный« (фото 2)

«Натали»