К выходу в эфир готовится новый украинский сериал «Останній Москаль»

03.04.2015
На украинских телеэкранах скоро выйдет сериал от телекомпании 1+1, повествующий о приключениях москвича на просторах Закарпатья.

У Московского Театра на Таганке новый директор – известная актриса

01.04.2015
Ирина Апексимова стала преемницей известного театрального деятеля России Владимира Флейшера, возглавив Московский Театр на Таганке.

«Оппозиционный блок» саботирует введение запрета на российские сериалы

30.03.2015
Депутаты Верховной Рады, голосовавшие за введение закона о запрете некоторых российских сериалов, обозвали членов «Оппозиционного блока» "издевателями" над украинским народом.

«Бессонница — наша профессиональная болезнь»

31 августа 2006

Досье «БЦ»

Анастасия Матешко — актриса, сценарист, кинокритик, второй режиссер. Автор двух книг стихов и прозы: «Живородящая птица» и «Падение вверх». Третья книга «Жизнь взаймы» уже год ожидает своего выхода в свет: по причине дефицита времени автор никак не соберется привезти макеты в издательство. Чтобы научиться управлять собственным временем, Настя хочет переехать жить в село. Но это станет не первым изменением в ее жизни. Еще раньше она бросила курить и вообще не пьет. Говорит, что допинг ей не нужен, поскольку хочет воспринимать мир незамутненным сознанием.

Настю Матешко зрители помнят по ролям секретарши Оксаны в сериале «День рождения Буржуя» и медсестры в «Критическом состоянии». Сейчас она снимается в новом проекте «Украинской медийной группы», где играет главную героиню. Кроме того, Настя является еще и вторым режиссером сериала. А снимает картину ее муж Анатолий Матешко. Посмотреть «Битвы божьих коровок» можно будет в новом телевизионном сезоне на канале «1+1».

— Как вам работается в творческом тандеме, где муж — режиссер, а жена — мало того что второй режиссер, так еще и актриса, причем главная героиня?

— Здесь, как везде и во всем, есть свои плюсы и минусы. Плюсы в том, что это родная группа и не перед кем комплексовать. Всегда знаешь, как можно выжать ситуацию до конца в свою пользу. За столько лет оператор Сережа Борденюк изучил все мои ракурсы, а художник по костюмам Света Улько — параметры фигуры. А минусы... Когда после первого съемочного дня я заглядывала в глаза Анатолию Николаевичу, пытаясь определить его реакцию, он сказал: «Я с тебя буду спрашивать больше, чем с кого бы то ни было, поэтому не жди от меня никаких похвал».

— Как случилось, что именно вас выбрали на главную роль?

— Совпадение. Героиню зовут Настя, ей столько же лет, она приблизительно такой же внешности. Органично смотрится с козами на ферме, а потом приезжает в Москву и через день-другой понимает, что, если не изменится, ей ничего не удастся. И она меняется. Боевая раскраска, шпилька — и Настя добивается всего, что ей нужно. Это женщина, которая ставит перед собой цель и ради достижения этой цели не останавливается ни перед чем. Как правило, такими качествами обладают негативные герои, но Настя — положительный персонаж. Так что мне повезло. Ведь обычно положительные герои всегда немножко пресные. Поэтому актеры и стремятся играть подлецов.

— Где проходят съемки?

— В Киеве. Нужно отдать должное нашей художнице Жене Лисецкой. Удивительнейшая женщина. Мы сняли пятиэтажный дом, который идет на снос, и она, зная, что из-за переездов у нас сокращается КПД, сделала в нем декорации всех помещений, какие нам нужны. Морг, прокуратура, квартиры, коридоры, дворы... Всего 47 объектов.

— Каков режиссер Матешко на съемочной площадке?

— Он мягкий, демократичный, но у него есть свой принцип: он лепит рисунок роли не с каждым непосредственно, а формирует атмосферу и концепцию. От интерьера, который художники вместе с ним создают, до музыки и света.

— Расскажите о вашей героине.

— В 16 лет умерла ее мать, и она осталась одна с маленьким братом. Ради своего брата Настя выходит замуж за соседа и впрягается в домашнее хозяйство. Тянет на себе огромную ферму. В 30 лет она уже полностью изношена. И вдруг горе, связанное с гибелью брата, вынуждает ее начать новую жизнь. Но финал для меня был совершенно неожиданный. Обычно после таких превращений, после столичной жизни очень сложно вернуться в прежнюю шкуру. А она таки возвращается домой, к своему мужу и хозяйству.

«Чтобы прочистить себе мозги, мне нужно проехать 75 километров»

— Знаю, что вы тоже решили изменить свою жизнь...

— Да, мне бы хотелось, чтобы это был мой последний проект в кино. Я, конечно, не зарекаюсь, но на данном этапе съемки сериалов себя изживают и больше мне неинтересны, как раньше. Нужно возвращаться в Москву, чтобы себя реализовать. Здесь мне тесно. Но возвращаться в Белокаменную я не хочу, поскольку у меня ребенок ходит в школу и глобальный переезд — достаточно сложное дело. Поэтому, если выбирать между очередной работой и семьей, то, конечно, я выберу семью!

— А правду говорят, что вы, как и ваша героиня, решили поселиться за городом и разводить коз?

— Это моя мечта, но я не знаю, как все удастся, потому что у нас в стране развалено абсолютно все. Включая и породистых животных, которых я заказываю в Венгрии.

— Как близкие отнеслись к вашей идее?

— А меня всегда все поддерживают!

— И не страшно так кардинально менять свой образ жизни?

— Абсолютно. Мне кажется, я человек самодостаточный. И мне есть куда развиваться. Можно развиваться извне, а можно вовнутрь. А мне нужно немного поменять жизненный ритм. Может, деревня меня вылечит и я научусь управлять временем и внутренними ресурсами. Горе тому, кто управляет другими, не умея управлять собой!

— Что нового вам бы хотелось сделать?

— Я еще не пробовала делать козий сыр!

— А это правда, что вы и Владимира Горянского сагитировали купить землю в селе?

— Да. Теперь он мой сосед. Вова проводит все время на съемочной площадке и безумно устает, разрывает себя на тысячи кусочков. А там действительно удивительное место, и он меня понял. Роща. Тишина. Поют соловьи. Все заросшее, пустынное. Час езды от Киева — и ты оказываешься как бы вне времени. Люди медитируют годами, чтобы прочистить себе мозги и достигнуть каких-то духовных вершин. Мне же для этого нужно проехать лишь 75 километров.

— Как местные жители относятся к вашему соседству?

— Люди радуются, если есть возможность заработать, что-нибудь вскопать. Глядя на их труд, я понимаю, что не имею права скулить по вечерам, что у меня нервы расшатанны или ноги болят.

«Писательский дар и умение конструировать не имеют между собой ничего общего»

— Настя, где вы учились?

— Сначала я училась в Киевском институте Карпенко-Карого. Причем в первый год я не поступила, что было для меня жутким потрясением и первой жизненной неудачей, поскольку я окончила школу с золотой медалью и, по идее, не должна была сдавать экзамены вообще. Мне поставили двойку по сочинению, несмотря на то, что к тому времени у меня вышла первая книга стихов и прозы. Когда я пошла к ректору института и попросила взять меня свободным слушателем, чтобы не тратить год, он отослал меня за разрешениями в Министерство культуры и Министерство образования. И я пошла на прием. Затем стала работать в пресс-центре тогдашнего министра культуры Ивана Дзюбы, и институт стал меня мало интересовать, поскольку я занималась государственными вопросами (смеется). Ну а в следующем году я все же поступила, но проучилась недолго — перевелась на заочный и уехала в Америку, в Лос-Анджелес, где жила два года и тоже немножко пыталась учиться. Потом вернулась, закончила институт.

— Сценарный факультет?

— Киноведческий. На сценарный тогда набирали один раз в пять лет...

— Может, поэтому такая проблема со сценариями...

— К сожалению, со сценариями сейчас такая проблема везде, а не только у нас. Этому надо учить. Как инженеров учат или архитекторов. Ведь это очень скрупулезная профессия. Писательский дар и умение конструировать не имеет между собой ничего общего. Поскольку мне не хватало знаний, я поступила на сценарный факультет во ВГИК. Для меня была важна именно школа. Но я еще не защитила диплом. В Киеве начались съемки картины Саши Итыгилова по моему сценарию «Кофеман», у него я тоже была вторым режиссером. Потом пошли запуски с Матешко. Но думаю, что, когда попаду в Москву, я все же защищу свой диплом. Время покажет.

«Муж не подрезает мне крылья»

— Говорят, что мужу и жене лучше работать отдельно...

— Я пробовала отдельно, но Толик перетянул меня обратно. Возможно, если бы мы работали в одной профессии, возникала бы профессиональная ревность, но мы идем параллельно и не пересекаемся, а дополняем друг друга. Так удобнее всем. Мы между собой всегда найдем компромисс и консенсус. И ссориться не можем, поскольку люди вокруг. Да и зачем?

— А дома вы говорите о работе?

— У нас нет разграничения: дом — работа. Наверное, это плохо, может, от этого я и устала. Приходя домой и снимая обувь, я не оставляю с ней свои рабочие проблемы на пороге. Наоборот, все эти проблемы еще активнее обсуждаются. Мы отсматриваем рабочий материал, слушаем фрагменты музыки к сценам. Бывает, к одиннадцати наш монтажер привозит со студии смонтированные куски. Бессонница — наша профессиональная болезнь!

— Как вы познакомились с вашим мужем?

— Все кино! С ним связана вся моя жизнь. Увидела его в главной роли в картине «Елисейские Поля», которую я смотрела на кинофестивале «Молодость», и была совершенно потрясена. Захотела с ним познакомиться и с этим намерением вышла из зала. Первый, с кем я столкнулась, был он.

— Каковы особенности ваших отношений?

— Муж не подрезает мне крылья, а дает заниматься тем, чем я хочу заниматься. Пишешь — пиши, хочешь сыграть — давай. Когда мы познакомились, мне было шестнадцать лет, сейчас тридцать, и все изменения, которые со мной произошли, все, что я умею и к чему пришла, во многом его заслуга. Мне кажется, что я его вдохновляю.

— Я читала, что ваш сын умеет умножать в уме пятизначные числа...

— Ну, это журналистские преувеличения. Хотя у него действительно ярко выраженные математические способности. Он в пять лет пошел в школу, в математический класс. Прекрасно играет в шахматы. Собственно, с них все и началось, и мы обратили внимание, что ребенок увлекается логикой.

— Настя, какая вы мама?

— Мне очень сложно судить, какая я мама, потому что мамой я, к сожалению, бываю очень редко. Сейчас Коле 7 лет, так что какие-то комплексы уже накопились, я чувствую, что время идет. И мне хотелось бы больше внимания уделять семье.

— Сын смотрит ваши работы?

— Смотрит, но так как он вырос в этой среде, для него это ненамного интереснее, чем собирать «Лего» в своей комнате. Папина работа, мамина работа... Он только начал ходить-говорить и уже на съемках кричал «Мотор!» вместо оператора. И оператор ему разрешал, говорил: «Коля, давай, кричи!». И он орал: «Мотор!».

— А вы сами сериалы смотрите?

— Да, я всеядна в отношении теле— и кинопродукции. Я смотрела «Не родись красивой» и «Богиню» Литвиновой с одинаковым вниманием. Другое дело, что просто зрителем я быть не могу: вижу монтажные стыки, оцениваю грим, вплоть до того, как тележка с камерой движется по рельсам. А что касается сериалов... Многие актеры воротят нос, мол, хотим артхауза, но от ролей в сериалах еще ни один на моей памяти не отказался! Все имеет право на жизнь! Просто нужно уважать себя в профессии, и тогда зритель будет благодарен за качество.

Анастасия Матешко

Фото Юрия Кривенко и из архива «УМГ»

Леся Коверзнева