Массажер для ног деревянный где купить
Широкий Выбор Массажеров для Ног. Быстрая Доставка по Украине. Заказать
casada.ua

К выходу в эфир готовится новый украинский сериал «Останній Москаль»

03.04.2015
На украинских телеэкранах скоро выйдет сериал от телекомпании 1+1, повествующий о приключениях москвича на просторах Закарпатья.

У Московского Театра на Таганке новый директор – известная актриса

01.04.2015
Ирина Апексимова стала преемницей известного театрального деятеля России Владимира Флейшера, возглавив Московский Театр на Таганке.

«Оппозиционный блок» саботирует введение запрета на российские сериалы

30.03.2015
Депутаты Верховной Рады, голосовавшие за введение закона о запрете некоторых российских сериалов, обозвали членов «Оппозиционного блока» "издевателями" над украинским народом.

«Нянечка в роддоме спросила: «Сама тройню свою похоронишь или нам все за тебя сделать?»

05 июля 2005

Эта хрупкая актриса с карими глазищами известна широкому зрителю по украинским телесериалам и как постоянная ведущая передачи «Лото-Забава». Голосом Ларисы Руснак озвучена практически вся реклама, им говорят героини многочисленных забугорных мыльных опер. А недавно телеканал «1+1» начал показ телесериала «Новый русский романс», где она снялась.

Лариса всегда улыбчива, доброжелательна. Общаясь с ней, трудно представить, какую страшную трагедию она пережила. И не сломалась, вернулась на сцену.

«УЗНАВ О МОЕМ ЗАМУЖЕСТВЕ, ПЕДАГОГ ТУТ ЖЕ СНЯЛ МЕНЯ СО ВСЕХ ДИПЛОМНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ»

— Мы с вами практически в одно время оканчивали киевский театральный институт. Признаюсь, что с содроганием вспоминаю грязные разговоры после вашего замужества: дескать, ну и шустренькая провинциалка, заарканила Тараса Оглоблина — сына известного режиссера Владимира Оглоблина. Теперь впереди у нашей Лялечки главные роли, статус примы.

— Добавьте сюда же желанную киевскую прописку, роскошную квартиру... На самом деле все было куда сложнее в нашей с Тарасом семейной жизни.

Как-то мы, четверокурсники, отправились с дипломным спектаклем в Москву. Там меня увидел Анатолий Эфрос и... пригласил к себе на учебу, причем сразу на третий курс. Но я была настолько влюблена в Тараса, что ни о чем даже слышать не хотела. Какая Москва, если дома любимый ждет!

— Он мог пару лет и подождать, пока вы учебу закончите, или уехать вместе с вами.

— Тарас тогда учился на первом курсе Киевского театрального института, и я понимала, что в Москве ему делать нечего. А наши чувства были столь сильны, что растащить их по разным городам не позволяли.

Однокурсники отказывались меня понимать, в Москве даже в ванной заперли. В один голос твердили: «Ты, дура, хоть соображаешь, от чего отказываешься? Жизнь ломаешь, карьеру! Это же один шанс из тысячи». Но я решение не изменила. Зато по возвращении в Киев чередой пошли «сюрпризы». Мой педагог был категорически против фамильных связей у своих студентов. Узнав о нашем с Тарасом браке, тут же снял меня со всех дипломных спектаклей. В «Наймичке» я играла главную роль, так он оставил лишь малюсенький эпизод. Меня отстояла дипломная комиссия, вернее, известная артистка Юлия Ткаченко, которая входила в ее состав.

Дальше — больше. Прошу ректорат свободный диплом, а мне: «На вас пришли заявки из двух театров — ровенского и луцкого. Выбирайте». Я — про семейные обстоятельства, а мне: «Что вы себе позволяете — от приглашения на работу отказываетесь! Вы что, великая звезда?!». Только благодаря все той же Юлии Ткаченко мне с горем пополам выдали свободный диплом.

Что касается моего «замужества по расчету»... Владимир Николаевич Оглоблин оказался бескомпромиссным и честным человеком. Прежде чем хлопотать о моем зачислении в Театр имени Франко, он отсмотрел все мои работы. Очень боялся ошибиться (тем более что в тот год молодежь в прославленный коллектив не набирали). Лишь оценив все по достоинству, переговорил с Сергеем Данченко, и я была принята в труппу. Кстати, мне давали роли в каких угодно спектаклях, только не в оглоблинских. И Тарасу, который одно время тоже служил в театре, отец не делал никаких скидок, поблажек...

Мы с Владимиром Николаевичем давно не состоим в родственных отношениях, но и сегодня у нас прекрасные дружеские отношения. Я считаю его своим учителем в искусстве и в жизни. Что до сплетен... Если прислушиваться ко всем досужим разговорам, ни на шаг вперед не продвинешься. К тому же разве можно эту суету сравнить с бедой, которую нам с мужем пришлось вскоре пережить...

«ЧТОБЫ Я НЕ СОШЛА С УМА, НЯНЕЧКА ПРИНЕСЛА МНЕ ИГОЛКИ И НИТКИ: «ВЫШИВАЙ, МИЛАЯ, ЗАЙЧИКОВ, БЕЛОЧЕК. ОТВЛЕКАЙСЯ»

— Это действительно был ужас!

— Не знаю, стоит ли об этом говорить во всеуслышание... Ну да что делать, столько лет прошло.

Когда я узнала, что нахожусь в положении, пошла на УЗИ. Ультразвуковое исследование показало двойню. Не скажу, что это было полной неожиданностью: в нашем роду много двойняшек. Вначале я очень гордилась своим животиком, и он мне не мешал играть в спектаклях «Трибунал» и «Благочестивая Марта». Причем в «Трибунале» меня загримировали до невозможности: брови белилами замазали, нос сделали пятачком, косынку повязали так, чтобы уши торчком, зуб «выбили». Мама, придя на спектакль, дочь родную не узнала.

— Как же вы на сцену выходили? Неужели токсикоз не мучил?

— Токсикоз был страшный, похудела до неузнаваемости. Полтора месяца я не спала: изматывал постоянный зуд. Отдыхала лишь в ванной, но и лекарства не принимала — врачи не могли установить диагноз.

Роддом, в который меня отвезли, только-только открылся после серьезного ремонта. Я была первой пациенткой. В четыре часа утра на месте не оказалось ни одного врача, а я рожаю. Из персонала то ли нянечка, то ли уборщица, которая сделала успокоительный укол: дескать, спи, у тебя еще масса времени. Хотя уже воды отошли. Пока она свет включила, пока то да се, ребенок сам выскочил. Но во мне ведь еще один находится, его очередь подходит. Нянечка не на шутку испугалась, пулей помчалась на другой этаж акушера искать. За это время я успела родить второго. Но чувствую... еще один человечек на свет просится. Оказалось, у меня трое мальчишек. Уже слабо что-либо соображая, я просила лишь простыни — живот подтянуть. Актрисе надо форму держать.

Прожили сыновья совсем немного, хотя родились живыми и в срок. До сих пор толком не знаю, что тогда произошло. Выводить персонал на чистую воду и уж тем более затевать судебную тяжбу сил не было. Помню лишь огромный белый шприц, которым им прямо в родзале на моих глазах сделали по уколу. Потом младенцев положили в какие-то мешочки. Вот, собственно, и все.

Самое страшное наступило потом, когда я начала в себя приходить. Врачи всерьез опасались за мою психику и постоянно кололи успокоительное, чтобы я с ума не сошла. Неделю в палате находилась одна — ко мне никого не подселяли. Новоиспеченные мамаши лишь украдкой заглядывали — что там за монстр лежит? Помню, нянечки принесли какие-то белые конвертики, разноцветные нитки, иголки: «Вышивай деткам платочки с зайчиками, белочками. Отвлекайся, милая». А я — словно зомбированная. Сказали: «Вышивай» — вышиваю. Одна мамаша, увидев, чем я занимаюсь, подняла шум на всю больницу: «Заберите у нее нитки, уберите иголки! Она сейчас повесится». Если честно, только после этого до меня дошло, какая трагедия произошла.

— В театр когда вернулись?

— Сразу после выписки. Дома я не могла оставаться. Завидев меня издали, коллеги бросались врассыпную. Я людей прекрасно понимаю: они не знали, как себя в такой ситуации вести, какие сочувственные слова говорить. Но мне было все равно — я словно окаменела.

— У вас, наверное, было много молока?

— Море! Мы только и делали, что грудь перетягивали, кололи специальные препараты. Это время очень тяжело вспоминать...

— Извините, Ляля, родители мужа вас не винили, как зачастую бывает?

— Нет-нет. Оглоблины — люди умные, интеллигентные, выдержанные. Они меня искренне поддерживали.

— Верили, что у вас еще будут дети и с ними все будет хорошо?

— Собственно, так оно и получилось — через три года у нас с Тарасом родился Ванька — лучшее творение моей жизни.

— Перед его рождением вы очень волновались?

— Наоборот, была абсолютно спокойна. Только в последнюю минуту почему-то вспомнила, как нянечка в том злосчастном роддоме спросила: «Cама тройню свою похоронишь или нам все за тебя сделать?». Но все происходившее тогда словно не со мной было. Я будто кинопленку просматривала и совершенно не понимала, чего эти люди от меня хотят. Через много лет Ваня спросил, что тогда случилось. Рассказала все как на духу, и он посоветовал: «Мама, ты на Яблочный Cпас обязательно кушай побольше яблок. Тогда наши мальчики на небесах тоже полакомятся, и мы хоть на время друг друга почувствуем».

Сегодня Ване 15 лет. Он стопроцентный гуманитарий, как и отец, пишет музыку (Тарас Оглоблин — не только известный театральный актер и режиссер, но и талантливый музыкант, композитор, чьи песни поют София Ротару, Анатолий Гнатюк. — Авт.). И хотя последнее время они с отцом очень редко встречаются, а до этого восемь лет и вовсе не виделись, сын его безумно любит и уважает. Посоветовал папа заняться футболом — горы литературы по этому виду спорта изучил, футбольную команду собрал, которая даже чемпионат Украины выиграла. Предложил Тарас Ванечке заняться музыкой — сын тут же попросил нанять педагогов, купить гитару.

«РАЗГОВОРОВ ВОКРУГ РАЗВОДА БЫЛО МНОГО»

— Со стороны полная идиллия. Почему вы расстались?

— Я думаю, не нужно нам было жить вместе с родителями. Это сложно. Все четверо — натуры творческие, амбициозные. Но со временем мы поняли: лучше всем существовать отдельно. У Тараса давно новая семья.

— А у вас?

— А у меня нет, больше замуж не выходила. 14 лет мы с Ванечкой живем вдвоем. Хотя предложения поступали, и неплохие, но, наверное, жизнь научила быть рассудительной, переборчивой. Я давно привыкла быть самостоятельной, а сейчас еще и самодостаточной. Очень много работаю, в деньгах особо не нуждаюсь. Сын вырос.

— Разве не хочется иметь рядом надежное плечо, чувствовать себя защищенной, не мотаться по десяти работам?

— Конечно, хочется. Скажу больше: это моя самая большая, заветная мечта — наконец-то подумать о себе, снять груз ответственности за Ванечку. Но пока свою судьбу не встретила.

— Развод не отразился на вашей востребованности в театре?

— Разговоров вокруг было немало, но отношение ко мне совершенно не изменилось. Конечно, случались неприятные неожиданности, но от них никто не застрахован. Я привыкла, например, к постоянным, очень быстрым вводам в спектакли. Обычно в связи с беременностью актрис. Мне с этим, как никому, везет. (Смеется). Кого только не заменяла: Полину Лазову, Иру Дорошенко, Жанну Колонтай... И все бы ничего, если бы меня с другими актрисами порой не пытались столкнуть лбами. Не хочу ни о ком плохо говорить, никого осуждать, но как, к примеру, объяснить тот факт, что на сложнейшую роль Ведьмы в «Брате Чичикове» ввели столь неожиданно, что огромный и сложный текст пришлось выучить за несколько дней?

На подготовку еще к одному спектаклю выделили аж пять дней. Видя мое волнение перед выходом на сцену, режиссер не придумал ничего умнее, как подойти и с ехидцей бросить: «Видишь ли, Лариса, актриса, которая до тебя играла, крайне тобой недовольна». Я задохнулась от негодования: «Зачем вы мне это именно сейчас говорите? Зачем интриги плетете?». В результате мы с коллегой долго не разговаривали. Правда, со временем отношения выяснили, и все встало на свои места.

Часто бывает — назначают на роль, но в течение года, а то и больше на репетиции выписывают другую актрису. Ты текст учишь, работаешь, но если постоянной практики нет, все забывается. И вдруг бац! — объявляют: «Завтра играешь именно ты». И никого не интересует, что я элементарно не готова. Но жаловаться не в моих правилах, поскольку прекрасно знаю: главное в театре — это пахать, пахать и еще раз пахать. Тогда и на дрязги времени не останется. Это в спорте, если ты не взял свою высоту, значит, проиграл, а у актеров все иначе. Терпеть не могу разговоры о том, какие мы несчастные и зависимые. Допустим, нет у тебя сегодня ролей в театре, но существуют другие способы реализоваться: радио, телевидение, кино. Не хнычь — ищи, предлагай себя, пробуй!

У меня тоже был период, когда я в театре играла один малюсенький эпизод. И все! Но я выкладывалась в нем, насколько хватало сил. К вопросу подошла философски. Ну что делать, если сегодня у тебя такая крохотная маленькая роль? Не ной — трудись.

«БЫВШАЯ СВЕКРОВЬ УЧИЛА: «НЕ СОГЛАШАЙСЯ С ПЕРВОГО РАЗА. БУДЕШЬ НУЖНА — ЕЩЕ ПОЗОВУТ»

— Наверное, страшно остаться надолго без ролей?

— Лично мне — нет. Увидев, что в театре во мне пока не нуждаются, я тут же, к примеру, приняла приглашение преподавать в Киевском театральном. Там познакомилась с режиссером Славой Чернилевским, который пригласил на студию «1+1». До сих пор работаю на озвучке рекламных роликов, которые идут и на «Интере», и на «Новом канале». Многие сериальные героини тоже моим голосом говорят.

При этом в театре у меня, слава Богу, сейчас огромная загруженность. Сложно все спектакли перечислить: «Тартюф», «Эх, мушкетеры, мушкетеры», «Любовь в стиле барокко», «Братья Карамазовы», «Эзоп»... Я счастлива, что востребована. С вечера продумываю распорядок дня на завтра: закончится репетиция — ждут на телевидении. После съемки — бегом на спектакль. Круговерть. Но при такой насыщенной жизни я совершенно не чувствую усталости.

— В сериале «День рождения Буржуя» вы сыграли роль врача-гинеколога и лучшей подруги главной героини Амины.

— Добавлю, что это моя первая работа в кино. Бывшая свекровь Елена Федоровна учила: «Никогда не соглашайся на пробы с первого раза. Будешь нужна — позовут еще». Я была послушной девочкой, результат налицо — один раз позвали, второй, третий. А на четвертый не позвонили. Просидела много лет на дубляже.

— В сериале вы работали в паре с московской актрисой Ириной Апексимовой, известной своей стервозностью, вздорностью и капризами. Вам от этой дамочки тоже досталось?

— Наоборот. Хотя Ира и младше меня, на то время была снимающейся актрисой, а я... Видя, как дрожу перед камерой, как всего боюсь, как к ней за советом бегаю, она прониклась сочувствием и вместе с Валерой Николаевым мне здорово помогла. Сейчас, когда бывает в Киеве, всегда в гости заходит.

«МНЕ ПРЕДЛОЖИЛИ ТАК ПРОВЕСТИ ЛОТЕРЕЮ, ЧТОБЫ АВТОМОБИЛЬ ВЫИГРАЛА ДОЧКА НАЧАЛЬНИКА»

— Это правда, что брак Апексимовой и Николаева распался из-за коварной разлучницы Дарьи Повереновой, которая в сериале сыграла сестру Буржуя Веру?

— Точно не знаю, поскольку кошка между ними пробежала во время съемок второй части. Но слухи такие ходили...

Если бы вы знали, как я себя возненавидела, впервые увидев на телеэкране! Толстая — жуть, в сарафанчике, который потом за мной из сериала в сериал путешествовал. Когда меня еще и в профиль продемонстрировали, ахнула: «Боже! И эта корова лезет в миниатюрный желтенький буржуйский автомобильчик!». Посмотрела на такое безобразие и восемь килограммов сбросила.

— Каким образом?

— Просто ничего не ела. И до сих пор ничего не ем. Утром убегаю, успев выпить кофе и съесть пару кусочков сыра. В театре на обед беру какой-нибудь овощной супчик. Вечером дома часов в 10 ем что-нибудь легкое или перекусываю. И абсолютно не голодна.

Во Франко сейчас репетирую большую роль в грядущей премьере «Соломия», а это хореографическая драма с серьезными физическими нагрузками. Продолжаю сниматься в сериалах: «Право на защиту», «Косвенные улики». Так что не до еды. Слава Богу, есть автомобиль. Он — мои руки и ноги. Кстати, из-за того, что я машину приобрела, одна газета меня умудрилась грязью облить. Хотя за что — непонятно. Я ведь купила авто на заработанные.

— Кто за Ваней присматривает?

— Сейчас я маму вызвала. Хоть он у меня и очень самостоятельный мальчик, в доме должна быть женская рука.

— А как вам работается в телепередаче «Лото-Забава»? Глядя, как вы со вторым ведущим счастливо улыбаетесь нам с экрана, волей-неволей начинаешь верить, что это не банальный развод на деньги, а шанс разбогатеть.

— А там действительно все честно: люди и впрямь выигрывают квартиры, машины, деньги. Если и существует какое-то закулисье, я о нем понятия не имею.

Однажды мне позвонили: «Вы не могли бы провести одну лотерею, но так, чтобы машину выиграла дочка очень крутого человека?». И добавили на полном серьезе: «Вы ведь прекрасно знаете, как это делается». В ответ я просто положила трубку.

С одной стороны, эта передача дает мне основной заработок, на театральную зарплату вдвоем с сыном особо не разживешься. А с другой — ежедневный тренинг. Теперь я не боюсь камеры. Научилась благодаря микрофончику, вставленному в ухо, одновременно общаться со зрителями и с режиссером.

— На экране вы всегда в шикарных нарядах. Это собственные платья?

— Что вы! Если бы... Разные фирмы и магазины дают на съемки в обмен на рекламу.

— При такой занятости в театре, кино и на телевидении звание имеется?

— Никакого. Предложат — не откажусь, но сама ничего предпринимать для этого не собираюсь.

— Обидно?

— Если смотреть из нашей кастрюли в наш же борщ, досадно. Но в той же Швейцарии, к примеру, никаких званий в помине нет. Главное — востребованность.

Раньше, если я видела, что кто-то кого-то обсуждает, не прочь была подсесть, послушать, поддакнуть. Но с возрастом поняла: лучше от этого держаться подальше. Тогда и тебя ни одна дрянь не коснется. Сегодня, пройдя столько кругов ада, я чувствую себя стопроцентно счастливым человеком. Наверное, это состояние душевного равновесия от Бога заслужила.

Лариса Руснак (фото 7) Лариса Руснак (фото 8)
Лариса Руснак (фото 9) Лариса Руснак (фото 10)

«Бульвар Гордона»

Ольга Кунгурцева