К выходу в эфир готовится новый украинский сериал «Останній Москаль»

03.04.2015
На украинских телеэкранах скоро выйдет сериал от телекомпании 1+1, повествующий о приключениях москвича на просторах Закарпатья.

У Московского Театра на Таганке новый директор – известная актриса

01.04.2015
Ирина Апексимова стала преемницей известного театрального деятеля России Владимира Флейшера, возглавив Московский Театр на Таганке.

«Оппозиционный блок» саботирует введение запрета на российские сериалы

30.03.2015
Депутаты Верховной Рады, голосовавшие за введение закона о запрете некоторых российских сериалов, обозвали членов «Оппозиционного блока» "издевателями" над украинским народом.

Цинковый Артурчик

9 — 15 апреля 2001 г.

По манере он чем-то напоминает Андрея Миронова и... Микки Рурка. С другой стороны, Дима Шевченко — персонаж ультрасовременный и колоритный. Да что говорить! Все, кто видел «День рождения Буржуя» по умолчанию были покорены его Артурчиком. Не знаю, прошел ли после того в кинематографе спрос на сутенерскую профессию, но самого Шевченко уже успели растащить на цитаты. «Я уеду! Честное слово!» — говорил он чаще всего.

— Дима, вопрос о вашей фамилии напрашивается сам собой.

— Я одессит, до 1986 года жил в Украине. Окончил Одесский политех по специальности «экономика и организация машиностроения». А через две недели поступил в театральный институт в Питере. У меня были все перспективы в Академии наук, но пять лет политеха были посвящены театру. Мы готовили первые одесские юморины. Это было время «Веселых ребят» с Кнышевым, возрождение первых КВНов. Я не предполагал иного пути.

— Это был посыл семьи: сначала получи профессию, а потом делай что хочешь?

— В семье все экономисты. Вот я и поступил, а потом всерьез занялся театром. С первого захода попал в ЛГИТМиК. Были проблемы: пришлось ездить в Киев, в Академию наук Украины, открепляться. До экзамена по истории за три дня получить справку от Министерства высшего образования Украины о том, что во мне не нуждаются. Я лечу из Питера в Одессу, оттуда ночным поездом в Киев, утром попадаю в Министерство, часов шесть жду приема у министра, и на приеме за 10 минут я его «укатываю».

— И как же вы его «укатали»?

— Я задал ему вопрос: кто вам нужен, калека-урод экономист или полноценный актер? Я был готов учиться без стипендии. Эти наивные и глупые слова, наверное, произвели на него впечатление, и он тут же позвонил секретарше. Я вернулся в ЛГИТМиК, сдал историю и был зачислен.

— А откуда такое неукротимое желание?

— Моя матушка была несостоявшейся актрисой, она с детства занималась балетом. Но из-за зрения вынуждена была уйти. В то время не выпускали контактные линзы, а балерина в очках — это по меньшей мере странно. А я с самого детства постоянно бывал в театре. Внутренне я понимал, что моя жизнь так или иначе будет с этим связана. В политехе мы организовали свою студию, совместное шоу с «Масками». Наша группа называлась «Удачная компания», мы работали в жанре речевой эстрады. «Когда я окончил политех, даже не забрав дипломы из деканата, мы поехали в ЛГИТМиК с Юрой Стыцковским и Лешей Агопьяном («Каламбур»), тоже выходцами политеха.

Я окончил ЛГИТМиК в 90-м. Год занимался неформальным театром, потом работал с китайскими актерами из Шанхая. Мы делали сказку Андерсена «Соловей» в жанре пекинской оперы. Проект закрылся из-за недостатка финансов. Позже, в антрепризе «Драматические актеры Санкт-Петербурга», я сыграл два спектакля. В одном из них меня заметил режиссер из питерской Александринки. И в начале 1992 года я был приглашен на роль в Александринский театр, где и прослужил до 1997 года.

— Вы открыли для себя что-то новое в театральном институте?

— Профессия актера — это умение играть разное. Для этого нужен профессионализм. Вот я сыграл в «Буржуе», весной был показ, и в течение лета мне поступило около 5–7 предложений играть разные роли, но практически в каждом разговоре возникала фраза: «Ну, вот как ты там, в «Буржуе». На что вынужден отвечать: то, что я сыграл в «Буржуе» я играю только в «Буржуе».

— У вашего героя был самый высокий рейтинг. Зрители убеждены, что вы и в жизни такой...

Сейчас я снялся, может быть, не в самом удачном фильме — «Особый случай». Там я играю ленивого, потрепанного жизнью оператора, который посылает на фиг продюсера телеканала. Так вот, характер моего героя вообще не напоминает Артурчика. Фишка профессии в том, чтобы каждый раз люди говорили — блин!.. Это то, что делают великие актеры — Де Ниро или Дастин Хоффман. Почему мужчины так любят играть женщин? Потому что от себя далеко уходишь. Я вовсе не Артур. И я достаточно стеснительный человек, но на съемках появляется ощущение, что мне все позволено. Я очень плохо вожу машину, но в пяти фильмах снимался за рулем. В польском фильме я вел джип по Турции.

— И ни разу ни во что не врезались?

— Нет. Это ведь уже был не совсем я.

— «Буржуй» сильно отразился на вашей карьере? Вас узнают?

— В Киеве в гораздо большей степени, чем в Москве. Так получилось, что я сериал не видел. Снимался в Польше, на этот раз в американском фильме, и в период трансляции был в Познани. Когда летел обратно, в самолете меня уже узнали. А потом началось...

В августе, когда я приехал в Киев на переговоры с Толей Матешко, и мы ездили по каким-то клубам-кафе, нас буквально раздергивали. Правда, на режиссера не обращали внимания: а это мужик какой-то с Артурчиком. И каждый раз меня это жутко раздражало, я понимал,что это незаслуженно. Ведь именно Толя, у которого никто не просит автографа, тот самый режиссер, который провоцирует на творчество.

— То есть новость о съемках «Буржуя-2» приятно вас поразила?

— Съемочная группа «Буржуя» — почти что семья. Ведь прошло два года, а состав тот же. У меня есть с чем сравнивать. Я играл в «Марше Турецкого», в «Директории смерти», в «Сыщиках». Сейчас начну сниматься у Елены Цыплаковой в «Семейных тайнах». Она на 24 серии замахнулась. Но группа «Буржуя» — потрясающая по психологическому климату. Ощущение, что работали не за деньги.

— Стало быть, ваш поезд движется в верном направлении?

— В рекламе виски «Джонни Уокер» есть высказывание: я двигаюсь медленно, но я никогда не возвращаюсь назад. Я снялся у Константина Лопушанского в фильме «Конец века». Это режиссер, который снял «Письма мертвого человека» с Быковым. Снимался с Сашей Балуевым и Романом Виктюком. Я был врачом-психиатром, а Виктюк — директором психиатрической клиники.

— Ну вот, у Горянского уже появился конкурент?

— Нет, там совершенно нехарактерная роль. Это абсолютно холодный, неэмоциональный, ровный, формально внимательный немец. Летом я снимался в фильме «Щит Минервы». Там у меня главная роль. С режиссером я познакомился во время работы над сериалом «Директория смерти», который снимали пять режиссеров, каждый по три серии. Он был одним из них и набрал команду из тех же актеров. И все мы снялись бесплатно.

— О, так вы альтруист?

— Это режиссер, которого мы знаем. И партнеры экстра-класса. Со мной работали Галя Тюнина, Ира Гринева, Юра Степанов, Катя Гусева, которая играла в «Змеином источнике» главную роль. Мы снимали на цифровую камеру — такую же, которой Ларс фон Триер снимал «Танцующую в темноте». Обидно, что такие проекты делаются практически подпольно. Хотя, безусловно, сейчас нужно заниматься массовым кинематографом — это то, что мы пока еще не умеем делать. «Буржуй» — как раз положительный пример, хотя мы еще не достигли пика. Надеюсь, во втором фильме все будет намного мощнее.

— Дима, позволю сделать вам комплимент — вы невероятно эрудированны...

— Просто я очень люблю кино и мало общаюсь с актерами. Конечно, это беда — я плохо знаю конъюнктуру рынка. Когда ты в тусовке, то знаешь, где что снимается, с кем стоит переговорить, где нужно появиться. А я отдаю свою биографию на откуп агенту. Меня часто спрашивают: откуда ты это знаешь? Видимо, это такое свойство памяти. Но я знаю, что в профессии пригодится все — любой мусор. В кино я хорошо разбираюсь на уровне дилетанта. В Питере мне многие рассказывали о продюсере канала «1+1» Александре Роднянском, что он очень известен как документалист. И как-то мы с Роднянским в перерыве съемок присели на разговоры о кино. Степень его познаний в кинематографе разных стран — это что-то! Ну да, из немецкого кино я пересмотрел Фасбиндера и знаю Херцога... Но у него — эрудиция, которая восхищает! Остается молчать и слушать, открыв рот. С такими людьми общаться — истинное наслаждение.

Теленеделя № 15

Ольга Клингенберг